2012-02-26

tam_lin: (Default)
несколько лет тому назад я прошла конкурс (или какие там были процедуры? не помню уже) на подготовку нескольких статей для книги Biographic Dictionary of Women’s Movements and Feminism. Статей должно было быть три: о Лесе Украинке, Олене Пчилке и о Марии Левкович. На выходе ж их осталось только две, о Лесе Украинке и Олене Пчилке.

Мария Левкович, о которой не удалось собрать материала, потому что не удалость попасть в архивы СБУ/КГБ, осталась занозой. И только сейчас я поняла, насколько серьезной. Сейчас намного больше говорится о женщина в истории Украины, в украинской культуре, литературе, политике. Но право же тиражируются одни и те же лица, значительные настолько, что пройти мимо них невозможно даже в той патриархальной культуре, в которой мы живем. Все остальные затираются, исчезая вместе с исчезающими архивами и поколениями.

"Музей покинутих секретів" - об этом. О женщинах, ушедших в темноту навсегда и прорывающихся оттуда только голосом рода. Об истории, переписывающейся у нах на глазах так, что мы даже заметить этого не успеваем.

Неровный, рваный текст. С вязкими и удивительно ходульными персонажами из жизни сегодня - и настолько же живыми, только уже мертвыми - современниками ли, партизанами ли УПА. Страшный текст о страшном времени. Его невозможно читать - и невозможно оторваться от него.

Роман о травме, вытесненной из культурного дискурса, настолько острой, что практически нет возможности ее касаться. О Голодоморе уже можно говорить. А история Украины времен ВОВ и сразу после нее все еще остается чем-то, к чему лучше не прикасаться напрямую. "Солодка Даруся" и "Музей покинутих секретів" - первые известные мне тексты, сумевшие заговорить об этой травме - голосом женщины, принявшей на себя удар, после которого невозможно оставаться среди живых, и стертой, как и сейчас сейчас стирают женщин - из жизни и с фотографий.
Page generated 2017-09-25 02:32 am
Powered by Dreamwidth Studios